June 23rd, 2011

На работе

Приходит ко мне сегодня Джим Мориссон. Кудрявый такой, красивенный. И говорит на чистом русском: расскажите мне про пластиковые карты. Я рассказала. Он говорит: мне еще флаерсы нужны, и показывает что-то такое глянцевое, не то кинотеатра реклама, не то еще что. Я лепечу, растаявшая: флаерсы на 3 этаже. Он ушел. Точнее они ушли - с ним мужик, который почти не говорит по-русски, швед.

Потом возвращается он ко мне, я у меня аж сознание отключается - ну Мориссон же. Протягивает флешку и говорит: мне нужны пластиковые карты по мотивам этих флаерсов. Открываю, настроенная на то, что сейчас увижу что-то связанное с музыкой. Не знаю что, но музыкальное. А оказалось - ремонт обуви (причем эта мастерская у них на двоих со шведом, слабо говорящим по-русски). И зовут его Виктор, а не Джим.

Горшков все это резюмировал: Виктор Мориссон жив!